«У сына начали выпадать волосы». Минчанка перевела детей из частной школы в обычную и очень этому рада

«У сына начали выпадать волосы». Минчанка перевела детей из частной школы в обычную и очень этому рада

В чатах нередко можно прочитать о том, что родители ищут частную школу для своего ребенка: мол, там и в классах немноголюдно, и свободы побольше. Запросы «наоборот» встречаются реже, но они есть. Мы поговорили с минчанкой Евгенией, которая в этом году забрала детей от педагогов-частников и отдала их в обычную школу. «На прежнем месте было много такого, с чем я не могла мириться как мать», — говорит она. Источник: Ребёнок BY

1228 Shape 1 copy 6Created with Avocode.

Источник фото: Pexeks.com

— Возможно, нам просто не повезло, но на данный момент я полностью разочарована в частном образовании, — начинает свой рассказ Евгения. Она не называет школу, в которой учились сын и дочь, поскольку не ставит перед собой цель кому-то «насолить». Своей историей она хотела бы показать, что не всегда школа возле дома хуже той, за которую нужно платить сотни долларов.

— У моих детей — разница в два года. Когда Матвею исполнилось 6 лет, Алисе, соответственно, было 4 (имена изменены по этическим причинам — прим. Автора.) И мы с мужем сразу решили искать для них частную школу, потому что хотелось современных походов к воспитанию и обучению, малочисленные классы, много внешкольных мероприятий. Однажды услышали, что в Минске открывается новая частная школа, заинтересовались предложенным подходом.

На «дне открытых дверей» Евгения познакомилась с учредителями и была очарована:

— Подкупало абсолютно все: взгляды на преподавание, профессиональный азарт, грамотная речь. Нам обещали, что дети буквально с первого класса будут делать проекты на тему экологии, заниматься шахматами, языками, тхэквондо. Было заявлено огромное количество кружков: отвозишь ребенка к 9. 00, забираешь в 18.00 и сразу — домой, что очень удобно.

Школьное меню — для веганов

Все эти обещанные бонусы дети получили. По крайней мере, в самом начале обучения. Но постепенно на первый план вышли обстоятельства, которые совсем не радовали.

— Еще на ознакомительной встрече мы упустили маленькую деталь: нам сказали, что в школе делают акцент на здоровом питании и попросили подписать разрешение на «маленький эксперимент», — вспоминает Евгения. — «Отлично, мы все мы за здоровое питание», — подумала я и, как другие родители, договор подписала.

Позже выяснилось: суть эксперимента была в переводе учеников на веганское меню. Под запретом в школьном питании оказались мясо, молоко, яйца и другие продукты животного происхождения.

— Эксперимент давался с трудом, — рассказывает собеседница. — Я не говорю сейчас за детей из семей веганов, для них все было привычно. Я имею в виду остальных — тех, кто питается традиционно и которых в школе большинство. Они так и не смогли привыкнуть ни к котлетам из нута, ни к колбасе из сои. Обычные, мясные котлеты-колбасы были доступны только дома.

Спустя время родители попросили свернуть эксперимент, но администрация уговаривала подождать: мол, детям нужно время, «им обязательно понравится».

Пришлось согласиться, ведь документы подписаны, да и срываться в поисках другой школы посреди года — так себе вариант. И вдруг действительно «здоровое меню» понравится? Но чем дальше, тем отчетливее Евгения понимала: сын веганскими обедами не наедается.

— После работы забираю Матвея, а он — постоянно капризный, без конца требует сладкого, чтобы побыстрее утолить голод. Я пыталась разговаривать с администрацией: «Ребята, плачу немалые деньги, а мой ребенок — элементарно голодный». Просила добавить в меню хотя бы рыбу, но ничего не менялось. В общем, паковала сыну перекусы — орехи-бутерброды.

Евгения понимает, что со стороны это может показаться странным — терпеть такие неудобства в течение нескольких лет. Но ведь в школе было много хорошего, если закрыть глаза на питание. Во-первых, прекрасный педагог, за которого держались многие. Во-вторых, кружки и активности. Докормить ребенка можно дома, но вот доучить — вряд ли, так рассуждала мама.

— Первые два класса мы были в восторге от классного руководителя, — говорит Евгения. — Она сразу научила детей самостоятельности, в том числе — делать уроки без чьей-либо помощи. Вытянула их на повышенный уровень знаний по одной из московских методик. Она делала очень много открытых уроков, и родители видели, как дети развиваются день за днем.

Но, как это часто бывает, требовательный педагог устроил не всех.

— Некоторые родители жаловались на перегрузки. Администрация приняла их сторону, напомнив учителю, что детям нужно давать свободу действий. Учительница была не согласна и спустя время уволилась.

Вслед за педагогом из школы ушла часть учеников. Евгения с мужем решили оставить сына:

— У нас очень чувствительный парень, он долго и трудно привыкает к посторонним. Поэтому менять обстановку, друзей мы не рискнули. И сделали огромную ошибку, оставив ребенка в школе на третий год. Я не знаю, о чем мы думали. Наверное, снова поверили обещаниям, что и питание изменится, и что все будет в лучшем виде с учебой (в школе набрали новых учителей и поваров). Более того, мы еще и дочку туда привели — в подготовительный класс.

Рубашку порвал одноклассник. Вилкой

В этот период, говорит Евгения, ее с мужем стал раздражать культ вседозволенности, который подавался в школе под соусом «так мы учимся взаимодействовать друг с другом»:

— На самом деле ученики просто перестали придерживаться правил и ограничений. Я была в ужасе от инцидентов, которые озвучивали другие родители: например, один мальчик время от времени хватал за горло одноклассников. Администрация вела мягкие разъяснительные беседы, но, разумеется, это ни к чему не привело. Отправляя детей в школу, я начинала тревожиться: «А что там происходит сейчас?»

Однажды Матвей пришел из школы в порванной рубашке. Выяснилось, что ткань зацепил одноклассник — вилкой, во время обеда.

— Это был для нас серьезный звонок, — говорит Евгения. — Причин уйти становилось все больше. Нас не устраивала и новая учительница. Она ничего не требовала от детей. Предыдущая, как я уже говорила, жила работой, поэтому с приходом нового педагога мы почувствовали разницу. А еще к третьему классу практически исчезли все внешкольные мероприятия и выезды. «Везем ребенка в школу, а после — к репетитору» Последней каплей для родителей стали жалобы Матвея на то, что он не понимает домашние задания. Разговоры с учительницей ничего не дали. В ответ Евгения слышала, что: «у сына все хорошо, одни «девятки» да «восьмерки».

— Мы с мужем были в шоке. То есть сын скатился с программы повышенной трудности до общеобразовательной и не тянет ее! Все закончилось тем, что мы нашли репетитора и стали регулярно к нему ездить. День строился так: везем ребенка в частную школу, за которую платим 700 долларов в месяц, а после уроков — еще и к репетитору, который его учит.

К концу учебного года у Матвея возникли проблемы со здоровьем: он чувствовал постоянную слабость, жаловался на усталость.

— Мы списывали это на чрезмерную нагрузку, потому что в остальном все было в норме. Но когда у сына начали выпадать волосы, очень испугались, поехали к врачу. И вот тут всплыл вопрос с питанием.

Евгения подчеркивает: она не хочет никого обвинять, но вполне допускает, что причина может скрываться именно в «школьном эксперименте».

— Да, продукты в школе были фермерские, чистые, но… Врач сказал четко: ребенок не может обходиться без мяса. Анализы, к слову, показали, что гемоглобин был почти на нижней границе нормы. Мои претензии — по питанию, вседозволенности, попустительству педагога — приняты к сведению школой не были. Я, наконец, решила забрать оттуда детей.

Евгения с мужем начали рассматривать другие частные школы. Но с большой внутренней неохотой:

— К тому моменту я чувствовала, что полностью разочаровалась в частном образовании, — признается собеседница. — Может, поэтому нам и не удалось найти приемлемый вариант: одни школы работали без аккредитации Минобразования, другие — без продленки, третьи не могли похвастаться нормальными отзывами. А получить «кота в мешке» больше не хотелось.

В конце концов родители решили «отпустить ситуацию» и отдали детей в обычную среднюю общеобразовательную школу — через дорогу от дома. Сейчас Матвей учится в четвертом классе, а Алиса — в первом.

— Никогда не думала, что поведу детей туда, но я рада, — улыбается Евгения. Перечисляя плюсы школы, она в первую очередь говорит о наболевшем — питании. Сейчас это привычные борщи и котлеты, которые дети едят с удовольствием. Кроме того, Матвей теперь не просит объяснить ему каждую букву в домашнем задании. И, вопреки прежним опасениям, быстро обзавелся друзьями.

— Конечно, сейчас нет такой возможности — оставлять их сразу после уроков на занятиях шахматами, танцами, английским, музыкой, — говорит Евгения. — Приходится возить на кружки после уроков. Но это не самое главное.

Жаловаться на частную школу, на которую потратила много сил и нервов, Евгения не собирается:

— У нас были прекрасные отношения с учредителями. Многие родители, можно сказать, сдружились с ними. Тот самый случай, когда из-за хороших отношений закрываешь глаза на многое.

Источник: Ребёнок BY


1228 Shape 1 copy 6Created with Avocode.
Последнее
по теме
Задать вопрос в редакцию
Заказать звонок